Главная страница
Поиск по модели:
  
Карта сайта
Прайс лист на продукцию
Методы планирования инноваций
Афоризмы про слово и язык
Схема цепи питания в тундре рисунок
Храм в бескудниково расписание богослужений
Значение слова должен
Салон красоты описание услуг
Виды складок на шторах
 

Тест на модератора фикбук ответы

О себе: Общительная, стеснительная, хотя могу вдруг неожиданно сказать привет человеку с которым давно не общалась или просто пару раз видела в школе. Гораздо умнее чем кажусь на первый взгляд. Не хочу показывать себя настоящую ибо надо мной будут смеяться. Интересы:,,,, и и Статус: offline — записи — комментарии — ленты друзей — избранное Реклама: Меня читают: 1708 дней назад 1855 дней назад 1938 дней назад 2003 дня назад 2004 дня назад 2004 дня назад 2004 дня назад 2004 дня назад 2004 дня назад 2004 дня назад 21:14:42 Нах быть открытой!? Когда "люди" не могут по хорошому, когда ты добрый человек с открытой душой, этим обязательно воспользуются, каждый думает только о себе, никого не волнуют твои проблемы и твои чувства, всем всеровно, им нужен лишь повод для сплетен, только тогда тябя заметят! Скрыватся ото всех мой лучший вариан. Быть не заметной и жить себе спокойно, да кто то подумает скукатища, одиночка, но это и есть кайф-когда о тебе не вспоминают когда от тебя что то нужно, когда тебя не кинут, не променяют, когда ты живешь для себя не следуя и не подражая кому то, когда твоя душа открыта лишь для самых самых! Подпуская к себе лишь тех кто поймет и не будет осуждать и критиковать, особенно если ты не общительный и стеснительный человек, тебе пративны все эти маски людей, можно сказать не навижу людей, ну по крайней мере большую их часть. Обидно когда ты привыкаешь к человеку, а тебя кидаю, я из породы преданных людей и мне очень тяжело терять друзей, с каждым разом ты не навидишь людей все больше и больше, и закрываешься, сковываешься, труднее общаться с новыми людьми, да и не хочеться вовсе. Пытаешь удержать тех кто есть на данный момент рядом, и боишься что это не на долго. Классно, что ты завела на BeOn свой дневник! Если возникнут вопросы - открывай хелп. ­ А если и там ответов не найдёшь, пиши в сообщество и тебе помогут! ­ Дневник - это отличная возможность. Классно, что ты завела на BeOn свой дневник! Если возникнут вопросы - открывай хелп. ­ А если и там ответов не найдёшь, пиши в сообщество и тебе помогут! ­ Дневник - это отличная возможность поделиться со всеми своими мыслями, идеями, новостями. Так что смело пиши сюда всё, что пожелаешь! Но помни и про других пользователей! ­ Если хочешь украсить свой дневник, добавь в него свою фотографию так читать его станет гораздо интереснее. Ведь твой дневник - отражение твоей индивидуальности. Когда у тебя на сайте появятся друзья а они обязательно появятсясмело добавляй их в "список друзей" просто нажми на плюсик рядом с их именем. Тогда их дневниковые записи будет отображаться у тебя как "записи друзей" и тебе будет удобнее их читать. Не забудь в своём профиле указать, где ты живёшь. В специальном разделе можно посмотреть, кто живёт рядом с. А если на BeOn тебе с кем-то не захочется общаться ну, мало ли. Тогда, даже если они будут продолжать писать комментарии в твой дневник, ты просто не будешь их видеть. Ведь для задир самое больное - когда их не замечают. Извини, что пишу оффтопик ­ Можешь удалить этот коммент сама, или он исчезнет автоматически через некоторое время. Сергей Станиславович, Вы — известный литературный критик, долгое время были коллегой великого поэта Юрия Кузнецова, который остался в истории фигурой загадочной, легендарной. Когда состоялось Ваше знакомство с ним, и каковы были первые впечатления? Знакомство было довольно интересное, учитывая то, что оно было практически безмолвным. Оно состоялось уже тогда, когда Кузнецов стал своего рода легендой в литературном мире - после выхода своих первых московских книг. Году в 1981-м или, может быть, ближе к началу 82-го, я написал статью о его творчестве на основе книг «Во мне и рядом даль», «Край света за первым углом», «Выходя на дорогу, душа оглянулась», и особенное моё внимание привлекла его книга «Отпущу свою душу на волю», которая, собственно, и подвигла меня на этот труд. В итоге работа получила название «Между миром и Богом» - строка из кузнецовского стихотворения «Муха»: «Ты сражался с невидимым злом, что стоит между миром и Богом». И собственно это состояние поэта на протяжении длительного периода его творчества я и оценивал. Закончив статью, принёс её Вадиму Валерьяновичу Кожинову, который внимательно прочитал текст, но категорически не согласился с моей трактовкой творчества Кузнецова, а уже после этого произошла личная встреча в стенах журнала «Дружба народов». О чём шла речь, уже не помню, но помню реакцию Кузнецова, его командорскую стать, пронизывающую искру из глаз при лёгком поднятии виевых век и почти безмолвный диалог со мной, который длился минуты две или три, он произнёс всего несколько слов, но глаза сказали гораздо. Потом, когда я оценивал эти минуты, до меня дошло, что он, возможно, видел текст, который ему показывал Кожинов, и который ему по душе не пришелся. Такова была первая встреча, потом было ещё несколько, в литературном кругу людей преимущественно старшего поколения. Один эпизод весьма характерный для Кузнецова. Он пришёл на 50-летие моего отца Станислава Юрьевича Куняева, к нему в дом, где собралось довольно большое количество гостей, наших друзей. Помню, Кожинов сразу взял в руки гитару, стал петь свои любимые романсы, а Кузнецов ещё до того, как все сели за стол, совершенно внезапно и неожиданно для всех схватил со стола яблоко, одним движением ножа рассек его пополам, показал всем отрезанную половину и сказал: «Смотрите сюда! Вы видите это яблоко Евы? » И показал на чётко очерченный шестигранник в зерне яблока. А уже потом я прочитал его строчки, в которых как бы отразилось это действие: «О древние смыслы, о тайные знаки! Зачем это яблоко светит во мраке? Разрежь поперёк и откроешь в нём знак, идущий по свету из мрака во мрак». Вот так сначала последовало действие, потом родились стихи. Какую мистическую фигуру Вы рисуете… Таким и выстраивался его образ лично перед моими глазами с первого момента. А в августе 97-го года Юрий Поликарпович появился в редакции «Нашего современника», куда пришёл заведовать отделом поэзии по приглашению Станислава Юрьевича Куняева. И проработал там до 2003-го года, до последнего дня. Общение наше длилось, кажется, целую жизнь. И многие вещи всплывают в памяти достаточно ярко и рельефно. Расскажите историю публикации поэмы о Христе, ведь некоторые читатели и литераторы не поняли и не приняли её - что Вы как критик думаете о таком ортодоксально религиозном подходе к литературе? Даже многие люди, высоко ценящие Кузнецова, об этой поэме предпочитают не говорить или всячески от этого разговора уклоняются, что лично мне совершенно непонятно. Потому что в первую очередь действительно стоило бы оценить духовный подвиг поэта, взявшегося в самом деле, нет, не за поэтическое переложение Евангелия, а поэтическое изложение жизни Иисуса Христа. Кто-то может сказать, что поэт подвиг себя на некое кощунство, и, кстати сказать, слышал такое от некоторых священников. Но я воспринимаю это движение Юрия Поликарповича совершенно. В этой поэме есть одна строчка, которая меня поразила при первом же чтении: «Славься Господь! Он пошёл на Божественный риск! » Так вот, я считаю, что здесь буквально на Божественный риск пошёл поэт, и с моей точки зрения это было вполне оправданно! Две первые части поэмы «Путь Христа» - «Детство Христа» и «Юность Христа» - были напечатаны в 2000-м году, третья в 2001-м. Далее последовала поэма «Сошествие в ад», думаю, кое-что серьёзно сдвинувшая в сознании у многих, кто её читал. А затем была работа над поэмой «Рай», от которой осталось только начало, но это, видимо, тоже было некое божественное провидение. Так вот, в статье «Путь ко Христу» я писал о том, что эта поэма вобрала в себя многое - в первую очередь апокрифические Евангелия, духовные стихи, а также народные представления о русском Христе, что, кстати, отразилось в тех песнях, в тех песнопениях, которыми Юрий Поликарпович прокладывал ткань своего повествования. Надо сказать, что в том же номере, где была опубликована заключительная часть поэмы, мы отмечали 60-летие поэта, и дали серию отзывов о нём. И очень интересно, что сказал отец Дмитрий Дудко. А к его слову, я считаю, здесь надо прислушаться: «Самое значительное с 1917 года, удивительные стихи… наводят на большие размышления… поэмы не для поспешного суждения… может смутить читателя некоторая вольность в выражениях, от того, что сейчас мы знаем Христа как Бога, а Христос здесь как человек естественно, речь здесь шла о Богочеловеке думает о том, что сделать, как спасти человечество, идёт спор между мудрецами иудейскими и Христом как человеком, но прозревающим Истину». Тут же идёт как бы возражение на это отца Александра Шаргунова, который не принял даже не саму поэму в принципе, а саму попытку поэта воплотить евангельский сюжет. Это очень хорошо видно по его высказыванию. Думаю, в последнем стихотворении Юрия Кузнецова «Поэт и монах» кое-что из сказанного отцом Александром отразилось - отвержение Юрием Поликарповичем попытки монаха который в результате оказывается вовсе не монахом, а принимает вид монаха от имени церкви влиять на поэта. На его сознание и на его перо. Кстати, это не первый и явно не последний такой спор. Я в этом смысле могу привести прелюбопытнейшую полемику, которая произошла в начале ХХ века между Василием Розановым и Николаем Клюевым. Василий Розанов, как известно, в книгах «Тёмный лик» и «Люди лунного света» утверждал христианство как бестелесное, бесхлебное, бесплодное и бесполое. Читала, да, несколько критический взгляд. Более того, он считает телесным, хлебным и половым Ветхий Завет, в отличие от Евангелия. Но Вы, вероятно, не обратили внимания, что в это же время, а надо сказать книга «Люди лунного света» была в библиотеке Клюева до его ареста и была изъята вместе со всеми бумагами, как всем образным строем Клюев утверждает телесность, материальность, земнолюбивость, если угодно, и абсолютную физиологичность христианства, вплоть до образа сосцов, которые питают человечество своим молоком. Вот он, взгляд на христианство, с двух диаметрально противоположных точек зрения. Здесь мы наблюдаем приблизительно такую картину. Тут не могу не поделиться одним личным воспоминанием. Когда моя статья, где я утверждал, что поэма «Путь Христа» это путь ко Христу самого поэта, который начал этот путь не в момент написания поэмы, а гораздо раньше, была опубликована в газете «День литературы», как раз приближался юбилейный вечер Юрия Поликарповича в Большом зале ЦДЛ, и я пришёл, естественно, на этот вечер. Подхожу к порогу, смотрю, стоит Юрий Поликарпович. Помню, это серое пальто, кашне, стойка статуи командора, неподвижную посадку головы и взгляд то ли в пространство, то ли внутрь. Было ощущение, что он окружающего особо не видит. Я подошёл к нему и поздоровался. В ответ последовало буквально следующее. Такой лёгкий полуповорот головы в мою сторону и дальше я запомнил подробно: «Ну, здравствуй, здравствуй». И опять поворот в другую сторону, и опять погружение в свои думы. Это он имел в виду мою статью о его поэме. То есть он со своей как бы олимпийской высоты меня испепелял Зевсовыми молниями. Но я, скажу честно, никогда ничего лучшего о написанном моей рукой ни от кого не слышал. Характер Юрия Поликарповича некоторым казался диктаторским, несколько высокомерным. Но поэтесса Диана Кан, которая общалась с Юрием Кузнецовым, считает, что его надменность была только маской, за которой скрывался человек добрый, ранимый и даже наивный. Критик Кирилл Анкудинов пишет, что, по его мнению, резкие высказывания Кузнецова о тех или иных классиках и о «женской» литературе были частью его стратегии. Так создавал ли Кузнецов свой имидж осознанно или просто прятался под маской сверхчеловека от жестокого мира? Человек он был очень тонкий внутренне. Я в этом убедился, пообщавшись с ним в стенах редакции в эти годы. Тонкий, ранимый и, на самом деле, очень добрый. Что, казалось бы, чисто внешне совершенно в нём не просматривалось. Но при этом более-менее тесное общение с ним рисовало именно такую картину. Никакой наивности в нём, конечно, не было в помине. Такие люди, как он, наивными не бывают. Да и таких, как говорится, на Земле-то. А что касается стратегии или имиджа, подобные понятия в принципе неприменимы к Кузнецову. Это было абсолютно естественное поведение. И при всей непривычности для слуха его высказываний или манер, непривычных на общепринятый взгляд, у меня лично никогда не возникало сомнений в абсолютной искренности того, что я когда-либо от него слышал. Как Кузнецов воспринимал критику собственных стихов? Он не терпел глупостей ни в каком виде — ни благожелательных, ни отрицательных. Если считал, что к нему подходят без ума, без необходимого вчитывания в его стихи, без, если угодно, определённой проницательности, то даже самые высокие слова о своей поэзии он отметал напрочь. Мне доводилось держать в руках журнал «Московский вестник» со статьёй о поэзии Кузнецова, имя критика здесь не имеет значения, имеет значения факт: статья была чрезвычайно высокого тона с самыми благожелательными оценками, и я видел пометки на полях этой статьи, сделанные Юрием Поликарповичем. Слова «дурак» и «идиот» чередовались друг с другом. Возникали и такие примечания: «Да что это такое? Он, что, с ума спятил? » Статья была исчеркана вдоль и поперёк, и такие комментарии шли на полях журнала от первой до последней строки. То есть, обольстить этого человека критикой было невозможно, польстить ему — тем. Ему было не привыкать к скрещиванию лезвий и к леденящим искрам вокруг своего имени. Цену всему этому он знал хорошо. И у него было абсолютно чёткое, адекватное, ясное понимание своей значимости, своего бытия на этой земле и в мире литературы. Вот это, наверное, самое главное. Как-то в коридоре «Нашего современника» я увидела большую стопку отвергнутых Кузнецовым рукописей. Считая, что такой придирчивый человек мог отбросить и талантливые вещи, просмотрела её, но, действительно, хороших стихов там не оказалось… Кузнецов был скуп на похвалы, но о ком-то из современных авторов он ведь отзывался положительно? Знаю наверняка: талантливые вещи мимо него не проходили. Что безоговорочно летело в мусорную корзину — это графомания, а также стихи его подражателей. Вот кого он поистине терпеть не мог, так это стихотворцев, которые начинали подражать. Как только он это замечал, этот человек оказывался за порогом его кабинета, а его стихи, действительно, оказывались в мусоре. Иных вариантов не. Что касается поэтов, которых Кузнецов ценил. Он высочайше отзывался о Николае Тряпкине. Высоко оценивал стихи Светланы Кузнецовой. Безусловно, уважал творчество Николая Рубцова. Могу назвать и Анатолия Передреева. Из более молодых отмечал Геннадия Фролова, Евгения Чеканова. Но далеко не всё оценивал положительно и у. Предельность, точнее запредельность его требований, могла многих даже и сломать. Он критиковал даже классиков. С классиками у него были свои особые отношения. Потому что он мысленно почитал себя в их кругу. У меня с Кузнецовым состоялось немало бесед, в частности о Пушкине. Последняя наша беседа именно его и касалась. Тогда Кузнецов отдал мне на редактуру свою статью-кредо «Воззрение», и я сделал несколько поправок, а также выразил своё несогласие с трактовкой поэзии Пушкина. Помню, как в коридоре «Нашего современника» без приветствия, без поклона, Кузнецов резко повернулся ко мне и спросил: «Ну что, я убедил тебя, что Пушкин — не христианский поэт? » Он даже не дал мне ответить и тут же продолжил «Я тебе представляю весь строй стихов, вдохновленный Аполлоном, а ты пытаешься этому противопоставить несколько поздних стихотворений». Но надо понимать, что такой подход к Пушкину следовал с высоты поэмы «Путь Христа». Началось с того, что «Ночью вытащил я изо лба золотую стрелу Аполлона», а закончилось «Памятью детства навеяна эта поэма. Встань и сияй надо мною, звезда Вифлеема». Это путь его души, духа. От античного язычества к христианству. Сегодня многие поэты называют себя учениками Кузнецова. Но ученик это ведь не подражатель, а продолжатель дела, тот, кто будет развивать философию и стиль, созданный мастером, а не просто копировать его приёмы. Так остались ли у Кузнецова настоящие ученики, которые попытаются превзойти учителя? Попробуйте найти поэта, который превзошел бы Блока или Есенина. У Кузнецова была в своё время поэма, которая называется «Золотая гора». Так вот, когда эта поэма появилась, то вызвала определённый взрыв негодования у многих. Но я как раз обратил бы внимание, насколько тонок и тактичен оказался Кузнецов в этой вещи. Он не стремится превзойти классиков, к которым восходит на вершину Золотой горы. Он идёт к ним в общество, повинуясь зову, который от них слышит. И только достигнув цели, он обнаруживает, что «навеки занемог торжественный глагол, и дух забвенья заволок великий царский стол. Где пил Гомер, где пил Софокл, где мрачный Дант алкал. Где Пушкин отхлебнул глоток, но больше расплескал». Вот это «больше расплескал» вызвало бурю негодования. А подумать, с кем сопоставляет Кузнецов Пушкина — с Гомером, Софоклом и Данте. И как он относится к тому, что вот этот классический звон практически не слышен в современности. И что делает его герой? «Он слил в одну из разных чаш осадок золотой. Ударил поздно звёздный час, но всё-таки он мой». То есть то, что осталось, осело и осталось поистине золото. То, что концентрирует в себе дух классики. Но при этом он именно сливает то, что осталось, в свою чашу, то есть только то, что он сам в состоянии пригубить. Тот глоток, который он сам в состоянии выпить и не более того… И что, по-Вашему, эта чаша уже пуста? Знаете что, давайте не опережать Господа Бога! А что касается вопроса о развитии философии и стиля, вспоминается, как говорил Андрей Платонов одному писателю: «Не вздумай мне подражать, я тебя выжгу изнутри как серная кислота». Надо обладать силой духа, внутренним запасом прочности, а главное, мудрым пониманием того, кто перед тобой находится. Только при этих трёх условиях, естественно, если ещё есть дар, возможно минуть рифы подражания, перейти из ученической стадии в стадию самостоятельного творчества, пытаясь не превзойти Мастера, а для начала хотя бы встать на одну горизонталь с ним, но в своей плоскости. А каковы были политические взгляды Юрия Поликарповича, он был патриотом или националистом? Но и патриоты бывают разные — есть монархисты, есть социалисты, есть евразийцы… А может быть, Кузнецов был аполитичен и брезгливо относился к политике? Он брезгливо относился к политикам. А что касается политики в высоком смысле этого слова, то от неё не был свободен ни один поэт в России ХХ века, начиная с Блока. Как можно назвать аполитичным поэта, который пишет триптих «Я в Мавзолей встал в очередь за Лениным…»? Который дал такую панораму политических деятелей в поэме «Сошествие в ад»? У которого есть цикл, посвященный Сталину? Как может быть аполитичен поэт, для которого глубинный смысл бытия сопрягают все нервные узлы истории и современности. Касательно умонастроения Кузнецова, его направления - то, что он был русский патриот, в этом никто и никогда не мог усомниться самого начала. И в то же время он был человеком вселенских устремлений. Вот поэт говорит: «И снился мне кондовый сон России, что мы живём на острове одни. Души иной не занесут стихии, однообразно пролетают дни». То есть Россия кажется отдельным от всего мира островом. Но что идёт с этого острова, какие лучи всё пронизывают? Его же интересовали все эпохи, все герои. Он беседовал с мировыми подвижниками религии, философии, литературы. Для него имели огромное значение истоки человечества, и являлись равновеликими былины, Евангелие и «Поэтические воззрения славян на природу» Афанасьева. Вспомним его поэтическое переложение Митрополита Иллариона «Слово о Законе и благодати». Он сам взялся за этот истинно подвижнический труд, чтобы современным русским языком передать основную мысль: благодать превыше закона. Что было объявлено на Руси более тысячи лет тому. В отношении Кузнецова надо говорить в целом о мировой философской мысли, о мировых философских системах, но в первую очередь о духовных подвижниках Древней Руси их последователях. Думаю, он во многом разделял взгляды своего друга и собеседника Вадима Валерьяновича Кожинова. Считал, что Россия это особый мир. Это Евразийская держава, но не Европа плюс Азия, а именно Евразийская держава в своей особости, в своей горизонтали, удерживающей мир. У него действительно есть что-то напоминающее ирландского поэта Йейтса… Об этом писал Анкудинов. Не могу согласиться с тем, что можно впрямую прочерчивать такую линию, какую прочерчивает. Наверное, здесь мы вправе говорить не о Йетсе, а тогда уже о Шекспире. Короткий эпизод из личного общения: только-только появилась напечатанная в журнале часть поэмы «путь Христа» - «Сошествие в ад». Захожу в кабинет Кузнецова. Говорю: «Что, Юрий Поликарпович, пошли по следам Данте? » Он даже не улыбнулся. Более того, не повернул головы в мою сторону. Смотрел перед собой, я видел, как напряглись скулы, лицо слегка побелело и он, будто досадуя на мелочность вопроса, на моё какое-то полное его непонимание, произнёс буквально так: «Данте?. Это было сказано абсолютно серьёзно. И, считаю, если кто из современных поэтов имел право на такие слова, так только. Категории:,1. Той, что возникает ранним утром. Той, что обволакивает, подобно густому туману, позволяя ненадолго забыть об аномалиях и принять окружающий мир. Я ценю каждую секунду, проведённую в. Едва открыв глаза, я ищу её запах. Чем пахнет моя тишина?. Приближающимся рассветом, темнотой и облаками. Сон уходит, как только Она наступает. Тогда я завариваю себе кофе иду на кухню к окну. Босые ноги слегка покалывает холод, а веки тяжелеют с каждым шагом. Тело не слушается, оно действует само по. Ничего не задевая в узком коридоре, дрейфует к конечной цели. Затем на несколько минут замирает. И я начинаю чувствовать счастье, - тут рассказчик тихо рассмеялся и закурил, - Веришь или нет, дитя, но как только Она уходит, я чувствую, как слёзы начинают душить. Но нет ничего, что я мог бы сделать, чтобы Её остановить. К тому же я почему-то уверен, что даже если бы я попытался — то спугнул бы Её. Она не любит жадных. Они сидели в полуразрушенном холле второго этажа. Свет только-только начал пробиваться сквозь разбитые стёкла, рассеиваясь в дыму. Вокруг не было никого. И если бы кто-то позвал на помощь, никто бы не пришёл. Ребёнок облокотился об бок рассказчика и несколько нервно рисовал палочкой в пыли какие-то закорючки. Практически весь пол был испещрён ими. Это моё место, - приглушённо и злобно сказал ребёнок, наклонив голову. Теперь уже нет, - рассказчик повернулся к нему, но вдруг его улыбка замерла. Что-то острое пронзило кожу. Бок свело судорогой, в глазах потемнело. Начиная задыхаться, он взглянул на ребёнка. Тот встал, резко выдернув из рассказчика нож. И улыбнулся в ответ. Той жуткой улыбкой, что вызывает кошмары. И на распев передразнил: - Теперь. Прошло много времени с тех пор как они виделись в последний. Одежда рассказчика истлела, как и он. Остался только скелет, чьи мерцающие синим пламенем глазницы внимательно следили за соседом. Я имею в виду. Это место по-прежнему осталось за. Я жив и мог всё это время наслаждаться тишиной. Рассказчик молча смотрел на. Его «улыбка» раздражала ребёнка, но он уже не мог так просто стереть её. Нельзя ранить, если нет кожи. Нельзя убить уже мёртвого. Не ожидал услышать тебя ещё. Посмотрим, к чему это приведёт, - рассказчик опять ему подмигнул. После того как мухи перестали мной интересоваться, стало даже легче находиться в этом мире. Ни жары, ни холода. Кажется, я перестал чувствовать всё. И если ты мечтаешь о том, чтобы я тебе отомстил, дитё, то лучше убей ещё кого-нибудь. Такие мелочи меня не заботят. Ребёнок резко навис над рассказчиком. Всех, кто тебе дорог? Всех, кого ты любишь? Что если скажу, что притащу их сюда и буду медленно разделывать на кусочки? Разве ты не понял по моему рассказу? Единственное, что меня интересует — тишина. Её ты мне и подарил, - рассказчик немного подумал, - вернее сказать, какую-то её часть. Ребёнок беспомощно опустил руки. Мне кажется, мы договорились быть честными друг с другом. Ты пришёл сюда ведь просто потому что тебе не с кем больше поговорить, правда? Через несколько дней ребёнок пришёл снова. Кажется, тебе действительно скучно. Решил всё-таки раздавить мой череп?. Тогда позволь перед этим спросить, как я умудряюсь говорить, если у меня нет языка и прочих человеческих примочек? Можешь как-нибудь это выяснить? Сложно посмотреть себе в рот, если не можешь двигаться. Хм, может сделать это твоим именем? Ты так и не удосужился представиться. Грубо с твоей стороны. Кстати, как там с процессом выживания? Кажется, людям нужна еда, вода и прочие прибамбасы для того чтобы их сердце не заглохло? Но никто его не поприветствовал. Скелет молча лежал там же где и обычно в той же самой позе. Это было бы слишком сложно для. Если ты сейчас ничего не скажешь, я просто уйду. На ночь тут опасно оставаться, если ты не бесполезная кость на полу. Свернувшись так сильно, как только можно, ребёнок уснул рядом со скелетом. Суета, бесполезное мельтешение жизни. Всё слишком яркое, кричащее. Цветы соревнуются друг с другом в вульгарной пестроте, самцы павлина распускают свои хвосты, а люди покупают новые украшения. Что они хотят заявить? «Я не такой как все». Но меня это не интересует. Серые мыши, все эти некрасивые, страшные, уродливые лица — вот то место, где можно найти кое-что интересное. Скромность достаточно часто скрывает жестокость, злобу, циничность. Если захочешь заглянуть в чью-либо душу, то тебе придётся пройти через тернии его страхов, его ненависти, его отвращения прежде чем увидишь проблеск света. Поэтому я и люблю это время, - рассказчик вздохнул и выпустил дым. Он смотрел куда-то вдаль, стоя у разлома в стене. Мальчик у его ног пошевелился и открыл. Ты как раз вовремя. Скоро рассвет, так что не пропусти его хоть в этот раз, ладно? Ребёнок попытался подняться, но запутался в одеяле. Знаешь, снаружи не так плохо, как я представлял себе ранее. Ну там высушенная трава, другие скелеты, несколько мертвецов. Это всё твоя работа? А что не так? Когда ребёнок разрыдался, он обнял его и стал похлопывать по спине. Но тебе действительно не стоило оставаться на ночь. Не представляешь сколько всяких нехороших личностей приходило по твою душу. Разве можно прилично делать два дела сразу? Если ты говоришь, то не должен долго думать над своими словами — тогда они будут идти от самого сердца. А если задумался — так отстранись от всего и как следует перевари мысль, пока она не улетела. Спасибо, кстати, что дал мне. Ребёнок, явно уже уставший ждать, просто хмуро стоял рядом, разглядывая свои ботинки. Эй, дитё, как думаешь, насколько я сейчас привлекателен? Ничего особенного я в тебе не вижу, уродец. Ты отвратителен и сам должен это понимать. Хоть я и принёс тебе нормальную одежду, но выглядишь ты всё так же паршиво. Скелет и скелет, без костей, мяса, сердца. Мозг тоже, скорей всего, отсутствует, раз тебе всё ещё важно как ты выглядишь, - мальчик отвернулся, - У тебя же нет кожи, идиот, почему тебя всё ещё это интересует? Никто не станет воспринимать тебя в серьёз, если ты не одет согласно своей роли. Проповедник должен быть в рясе или лохмотьях, офисный работник — в рубашке и чёрных штанах. Ну а рассказчик, - он поправил плечи, - должен выглядеть так, как его себе представляет читатель. Как минимум, у тебя должен быть в руках воздушный шарик с нелепой картинкой на нём. Зная своего собеседника, он был уверен что если не сменить тему, то всё опять перерастёт в длинный монолог. Знай правила языка, на котором говоришь. Впервые в глазах скелета промелькнуло что-то вроде злости. Довольно сложно разглядеть мимику там, где её нет, но те силы, что создают монстров, были благодушны и наделили свои чем-то вроде ауры. Можно понять, злиться ли человек, едва взглянув на его спину, так же вышло и со скелетом: едва взглянув в его глазницы мальчик понял, что задел того за живое. Если, конечно, это слово уместно по отношению к рассказчику. Скелет проследовал за. Он впервые очутился вне Дома за долгое время. Слишком долгое, чтобы помнить, как всё выглядело раньше. Пустошь открылась его глазам. Пустыня, без намёка на движение. Но это только ободряло рассказчика. Если бы под рукой присутствовала бумага, можно было бы начать писать что-то. Не важно, что. Они берутся из того пятого измерения, которое человеку пока недоступно. Кто-то называет его Временем, кто-то — Судьбой, но суть от этого не меняется. Фишка в том, что все идеи уже родились, все картины написаны, и все песни спеты. Это как ловить мух, стоя с сачком. Те, что помельче, пролетают сквозь сетку, а крупные застревают. Потом тебе только стоит засунуть их всех в банку и ждать, какая победит и сожрёт остальных. Тут нет никакого творчества — только терпение. Представь себе картину: кто-то несколько десятилетий назад изобрёл колесо. «Кажется, сэр, вы не читали книг. Мы об этом уже знаем». Но стоит им показать велосипед — и о, что тут начнётся! Газеты, подпольные журналы, холостяки в барах станут обсуждать нечто абсурдное и неслыханное. А когда велосипед войдёт в привычку кто-то вдруг подумает: «Боже мой, но ведь это так просто, тут нет ничего нового. Почему мне самому не пришла в голову эта идея? » Просто никто не обращает внимание на очевидное, пока его не ткнут носом и не повторят десять. Он знал, о чём говорил рассказчик. Уже много раз он слышал и читал об этом, но почему-то сейчас ему меньше всего хотелось перебивать его словами: «Но ведь ты сам занимаешься точно тем. Повторяешь то, что уже сказано до. Кончай разглагольствовать и начни говорить что-нибудь путное». Потому что знал, что тот, кто сам для себя один раз изобрёл колесо, однажды додумается и до второго. И там останется недалеко и до целого велосипеда. Категории: Мне должно быть понятно уже давно Но из такой как она ничего не слепить Проще было бы взять зачеркнуть и забыть » это не женщина, это - беда « 18 апреля 1567 год Дорогой дневник, возможно, я совершил самую огромную ошибку в своей жизни, которая изменила кардинально мою жизнь, решения, мысли. Я встретил девушку, которая была подобно ангелу и дьяволу в одном лице. Эти строки я переписывал ни по одному разу и каждый раз перечеркиваю свои мысли снова, понимая, что каждая моя попытка написать ей письмо будет тщетной. Ее кожа подобна белому фарфору, губы словно вино, которое опьяняет рассудок. Биение сердце становится чаще обычно и это грех любить такую женщину. Она отметила меня каким - то крестом, который перекроил всю мою жизнь. Я чувствую себя пропащим человеком, который горит адском огне. Интересно, что я такого сделал, что явилась и стала моей погибелью. » 19:03:48 Когда родился Джек, его глаза, в отличии от любого другого ребенка. Они не были в норме. Врачи осматривали их тысячи. Его глазами - сильно переживая, спросила у врача мать Джека. Джек учился в школе, в которой его часто обзывали "фрик" или "безглазый", а то и того хуже. Такое происходило почти каждый день, долгие годы его пребывания в школе, пока Джеку не исполнилось 17 лет. Отец Джека был хирургом и рассказывал ему о человеческом мозге и органах. Джек тоже хотел когда-нибудь стать хирургом, как его отец, но ему очень не хотелось идти для этого в колледж. Он боялся что люди будут смеяться над ним и. Однажды, посреди ночи, Джек проснулся от того, что услышал звук выбитого стекла, а затем крик матери. Парень схватил бейсбольную биту и побежал в комнату родителей. Посмотрев в окно, а затем, вытерев слезы, Джек произнес полным гнева и ненависти голосом: "Я найду тех, кто это сделал. И убью их самым болезненным способом, который только смогу придумать! Он положил в него одежду и свою маску. Эта маска была сделана и подарена его единственным другом, для Хэллоуина. Маска была темно-синей, а в районе глаз черной краской были нарисованы разводы, будто темное нечто вытекает из глаз если он собирался убить кого-то, то маска была единственным предметом, способным скрыть лицо мальчика. По крайней мере, он видел такое в новостях. Еще Джек взял фотографии своих родителей, надел свой черный балахон, чтобы можно было укрыть голову. Закинув рюкзак на плечо, Джек вышел из дома и закрыл. Парень посмотрел на разбитое окно снаружи и увидел, что там висела записка. Джек побежал туда, чтобы прочитать. Каково это чувствовать, что семьи больше нет, монстр?! Читая эти строки, парень все сильнее и сильнее сжимал бумажку в руке, пока не сжал ее в комок. Засунув его себе в карман, Джек громко прокричал: "Я найду вас и убью". Услышав полицейские сирены, он выглянул из-за угла и увидел, что к дому подъехала полицейская машина. Из неё вышел коп. Он вытащил свой пистолет, направив его на Джека. Я не делал этого! Полицейский подошел к нему, и, вытащив наручники, заковал в них руки парня. Неожиданно, Джек вмазал, получившейся связкой рук, прямо по голове полицейскому, из-за чего тот упал на землю и потерял сознание. Другой полицейский попытался подбежать и свалить Джека с ног, но тот ударил его с размаху ногой прямиком в кадык, от чего коп стал задыхаться. Последний из полицейских, который держал пистолет он был очень молод - всего на пару лет старше Джекакрикнул: - Не двигайся! Или я буду стрелять! Полицейский увидел блеск от фар автомобиля в его черных глазах. От увиденного полицейский выронил пистолет. Как ты можешь видеть? Так что я не безглазый. Теперь, я хочу, чтобы ты залез в машину, поехал домой и сказал своей семье, что ты любишь. В другом случае - ты их никогда больше не увидишь. Трясясь от страха, и сев в машину, он уехал прочь. Джек все еще оставался в наручниках, которые надел на него первый полицейский. Он подошел к дому, и несколькими сильными ударами о стену разбил наручники. Вновь вернувшись в дом, Джек зашел в рабочую комнату отца, где взял записную книжку с надписью "Джек". Там же он взял там скальпель, бумажный пакет, перчатки и бутылку медицинского спирта. После чего он вышел из своего дома произнося снова и снова "Я найду его. Чем больше он шел, тем больше уставал, но мысль мести тому, кто убил его родителей, развеивала даже малейшие мысли о сне. К Джеку подъехал автомобиль. Парень остановился и прикрыл глаза от ослепительных фар. Дверь открылась, из машины вышел парень. Задумавшись на секунду, Джек ответил: - Да, было бы неплохо. Парень сел на пассажирское сидение и они поехали обратно. Извини, бро, я не знал что случилось. Джастин заехал на стоянку перед своим домом, и друзья вошли внутрь. Джек положил свою сумку на пол рядом с двухъярусной кроватью Джастина. Джек открыл свою сумку и вытащил маску, которую Джастин сделал для него: - Эй, ты помнишь эту десятилетнюю давность? Джастин засмеялся когда увидел ее, и тут же сказал: - Конечно помню! Я помню ты пугал подростков ей в тот год. Сказав это, Джастин передал маску обратно Джеку. Джек засунул ее обратно и закрыл свой рюкзак, после чего взял свой балахон и кинул поверх рюкзака. Так что теперь, Джек? Что ты планируешь делать? Он не боялся его глаз и даже считал их классными, даже всегда хотел такие. Я хочу найти тех кто убил моих родителей, и отомстить ему или. Если тебе нужна будет любая помощь, - Джастин вытащил свой телефон - то просто позвони. Джек улыбнулся в ответ и кивнул. С радостью приняв предложение Джастина, он остался у него ночевать. С ними произошло то же самое что и с твоими, теперь бежим! Джек надел свой балахон, обулся и взял рюкзак у друга. Они побежали вниз по лестнице и увидели человека, который стоял спиной к ним, держа нож в руке. Джек и Джастин вместе оцепенели от страха и застыли на месте, уставившись на него, ожидая, что произойдет. Человек обернулся и посмотрел на Джека с жуткой улыбкой. Затем они побежали в гостиную и Джек первый прыгнул в окно, Джастин тут же проследовал за. Стекло немного порезало их, они рванули по газону к дороге и побежали по улице так быстро как только. Зловещий смех человека раздавался в их ушах снова и снова. Парни добежали до конца улицы, там начинался лес. Джек и Джастин остановились и переглянулись, после чего поняли что безумный человек все еще идет к ним и смеется. Друзья все еще продолжали слышать смех человека у себя в ушах. Джек и Джастин бежали уже два часа, к текущему моменту. Их ноги сильно болели, и парни решили остановится на привал на краю обрыва. Джек сел рядом, положив свой рюкзак на землю. Мы должны пойти в сторожку и остановится. Джастин кивнул, а затем поднялся на ноги и пошел. Джек проследовал за. В сторожке стоял ужасный запах: казалось, что здесь сдохло какое-то животное. Может лучше поспим на дереве? Джастин стал всматриваться, выискивая подходящее дерево. Джек кивнул в ответ и они пошли к. Так он карабкался, пока не оказался на достаточно толстой ветке. Примерно через двадцать минут, Джастин наконец оказался на ветке рядом с Джеком. ВСТАВАЙ СЕЙЧАС ЖЕ, БРО, ОН ВЕЕЕЕРНУУУУЛСЯЯЯЯ! Я СЛЫШАЛ РЯДОМ ЕГО СМЕХ! Сказав это, Джастин надел свою маску, такую же как у Джека, только с синими разводами под глазами. Джек вытащил свою маску из рюкзака и тоже надел. Взяв рюкзак он сказал: - Пошли. Джек начал спускаться с дерева. Джастин проследовал за. Спустившись, они отряхнулись от палок и грязи и пошли обратно, к дороге. Руку со сжатым в ней скальпелем Джек держал в кармане. Ему хотелось убить маньяка. Джек и Джастин проходили мимо своих домов, которые были обмотаны желтой полицейской лентой. Джек сдерживал в себе желание зайти к себе домой и посмотреть. Джастин же, проходя мимо своего дома, даже не хотел смотреть на него и вспоминать все это. Когда они вышли к главной дороге, вокруг них было много машин, некоторые снижали скорость чтобы разглядеть их маски. На календаре было 19 октября, день был холодный. Нас скорее всего поймают копы, и отправлять в центр усыновления. Тогда Джек прошептал Джастину: - Ладно, тогда я собираюсь выследить этого маньяка. Именно тогда Джека просто что-то ударило изнутри. Он понял что хочет почки не только маньяка, но вообще все почки на свете. Когда он был ребенком, его всегда мучал вопрос - на что же похож вкус органов? Теперь он хотел это выяснить. Я не хочу чтобы ты это кому-то рассказывал. Я хочу отомстить всем. Кто когда-либо меня обзывал фриком издевался. Разве ты не хочешь отомстить тому кто убил твоих родителей? Джастин задумался на мгновение, после чего он хлопнул Джека по плечу: - Давай сделаем это! Давай убьем этого лузера! Они пошли назад, в направлении своих домов. Совершенно случайно они заметили маньяка на одном из перекрестков. Они не ожидали такой удачи. Человек обернулся - казалось, что он все еще смеется. Джастин достал металлическую трубу из своего рюкзака, которую приготовил заранее. Маньяк стоял и зловеще смеялся. Джастин ударил его трубой, а человек, в свою очередь, полоснул ножом ему по руке, из которой хлынула кровь. Джастин, держась за рану, ударил человека по ноге от чего тот упал. Джек подошел к человеку и наступил ему на ногу, которую, надавив сильнее, сломал. Джек навис над ним: - Так это ты наш убийца. Джек начал разрезать кожу, человек кричал от боли и пытался вырваться, но Джастин жестко держал его, наблюдая за действиями Джека. Джек засунул руку прямо в разрез, и немного покопавшись вытащил окровавленную почку наружу. Через мгновение он вытащил и вторую. Любуясь ей он произнес: - Еще одна удачная операция. Человек задыхаясь произнес: - Ты-ы. Джек потряс головой и засмеялся. Джастин пошел за ним, когда человек закричал: - БЕЗГЛАЗЫЙ ДЖЕК! Человек улыбнулся и сказал: - Я найду тебя - тебе не скрыться! Джек и Джастин посмеялись: - Тебе не выжить без почек. У меня ведь они обе. Девушка из новостей сидела в своем кресле и встревоженно читала газету. Через мгновения она подняла взгляд на камеру и сказала пугающим тоном: - Неизвестный человек, который в бегах близ нашего города, до сих пор не найден. У нас есть только одна фотография с ним, отправленная нам одной из жертв. Его имя Митч, спасибо ему за фотографию. Митч рассказал нам, что он проснулся с глубокой раной на щеке, и одна из его почек была вырезана. Нам неизвестно зачем беглец крадет почки. Но, этот "Монстр" скорее всего когда-то был человеком. Если у вас есть любая информация об этом человеке, пожалуйста, сообщите полиции. Джастин сидел рядом, и усмехнулся. Они оба все еще были в масках. Он всегда дразнил. Джек отодвинул маску, чтобы можно было откусить почку, и стал ее жевать. Джастин мог видеть его грязные кривые зубы. Джек дожевал, и снова натянул свою маску: - Пошли. После убийства Джейка, и вырезания его почки, Джек почувствовал, что ему нужно больше почек. Не только почек тех людей кого он знал, но и почки тех кто заслуживает. Митч, как раз, был одним из них, Джек просто был голоден. И когда он попробовал почку Митча, он захотел попробовать другие. Именно поэтому он вернулся. Джек и Джастин пошли к своим старым домам, Джастин подошел к своему, а Джек к своему. Он пошел в спальню родителей, и снял маску. Его кожа стала серого цвета, он очень давно ее не снимал. Его глаза по прежнему были чернее ночи, а зубы выглядели заостренными и кривыми. Джек почувствовал что вода потекла по его щеке. Джек плакал на постели своей матери. Его слова срывались в плач: - П-Прости. Я дал тебе и папе умереть. Это все моя вина. Джек успокоился и вытер слезы. Он одел маску и вышел из дома. Голод снова овладевал им. Джек медленно зашел к нему в дом. Он увидел маску Джастина на пороге, и поднял. В это мгновение его пронзил шок, от которого он выронил маску Джастина. Он пошел в его комнату, где он обнаружил друга который застрелил сам. Его голова была забрызгана кровью, в руке у него лежал пистолет, который он использовал чтобы покончить с. Джек выхватил пистолет, приложил его к голове Джастина. Затем он направил его на окно. Оконное стекло разлетелось на миллионы кусочков. Он сделал это чтобы все выглядело как будто Джастина убили: "Покойся с миром, мой лучший друг. Джек снова снял свою маску, и снова тихонько заплакал. Он вытер слезы и положил пистолет на пол. Перед тем как выйти из дома он забрал маску Джастина к себе в рюкзак. Джек снова шел по улице. Мысли проносились сквозь его голову. После чего он вспомнил что-то. Он вспомнил кто он. Затем он начала тихонько смеяться. После того как он высмеялся, он произнес: - Я - Безглазый Джек!!! После чего он вошел в дом. ­ ­ Категории:Хито-дама — частицы души человека, покидающие его тело незадолго перед смертью в виде сгустков пламени. Улетают они недалеко и падают на землю, оставляя слизистый след. Ноппэра-бо — безликий дух, с виду вполне человекоподобный, но не имеющий своего лица. Сам по себе нопэрапон не агрессивен. Но ужас того, кто имел несчастье познакомиться с ноперапоном, безграничен. Вместо лица у нопэрапона гладкая как лист кожа, его лицо похоже на гладко-лиловый пузырь, или на яйцо, или на волдырь после ожога. Поэтому нопэрапон вынужден воровать чужие лица. Нингё — японская русалка — гибрид обезьяны и карпа. Отведав его, можно продлить свою жизнь на многие сотни лет. Если нингё заплачет, то превратится в человека. В японском фольклоре считается, что они бессмертны. Кирин — японский единорог, мифическое существо, олицетворявшее стремление к щедрому урожаю и личной безопасности. Говорят, что он яростный последователь справедливости и закона, и что он иногда появлялся на суде, убивал виновного и спасал невиновного. Кирин — самое главное животное-божество. В Японии в четверку богов-хранителей: Лазурный Дракон Сейрю Повелитель ВостокаАлый Феникс Судзаку Повелитель ЮгаЧерная Черепаха Генбу Повелитель Севера и Белый Тигр Бьякко Повелитель Западабыло включено пятое божество, одновременно венчающее пентаграмму и стоящее в центре квадрата Хранителей Сторон Света, объединяя и гармонизируя их силы. Этим божеством становится Повелитель Природы Кирин. Япониский Кирин в отличии от китайского Цилинь приобрел гораздо больше «агрессивных» черт. Так, к примеру, ему стало приписываться свойство требовать жертвы за дарование силы. Эни несчастные растения вырастали за счет резни, происходившей рядом с ними, и как следствие, не зная никакой другой пищи, они начинали жаждать человеческой крови, и превращались в опасных монстров. Стоящее без движения, дзюбокко ни чем не отличается от обычного дерева, но как только ничего не подозревающий человек подходил под его ветви, оно хватало жертву, убивало ее и насухо высасывало своими ветвями. Дзёре-гумо — днем выглядит как симпатичная девушка, а ночью превращается в паукообразного монстра, расставляющего сети на людей. Бэтобэто-сан — когда вы идете ночью по улице и слышите за собой шаги, однако позади никого нет, — скажите: "Бэтобэто-сан, пожалуйста, проходи! Призрак уйдет и больше не будет топать у вас за спиной. «призрачная кошка, умеющая менять облик» — существо из японской мифологии, которым становится домашняя кошка, если её кормить в одном и том же месте 13 лет. Став бакэнэко, кошка начинает постепенно расти и зачастую достигает полутора метров. Подобно кицунэ и тануки, бакэнэко может ходить на двух ногах, творить иллюзии и менять облик. Чаще всего бакэнэко преследуют своих хозяев и насылают на них несчастья, но некоторые, за которыми хорошо ухаживали, становятся их хранителями. Бакэ-нэко может быть настолько огромным, что не пролезет в дом, а вместо этого будет шарить по нему лапами, выискивая людей, как мышей в норе. Иногда оборотень принимает облик человека. В бакэнэко может превратиться кошка в возрасте ста лет, или тридцать лет прожившая среди людей иногда указывается другой срокили пережившая хозяина, или набравшая вес более 1 кана — 3,75 кг. Известна история о том, как в одном доме пропала кошка. Одновременно с этим стало меняться поведение матери семейства: она сторонилась людей и ела, закрывшись в комнате. Когда домочадцы решили подсмотреть за ней, то обнаружили жуткого гуманоидного монстра. Хозяин дома убил его, и через день та вновь превратилась в пропавшую кошку. Под татами на полу обнаружились кости матери, обглоданные дочиста. Бакэ-нэко, который превращается в старушку. Старушка эта поджидает молодых девушек около храмов и приглашает их зайти к себе домой. Где выпивает их кровь. А выслеживает девушек в облике кота. В общем, если вы заметили около храма кота, не соглашайтесь зайти в гости к незнакомым старушкам. Выглядит якобы как человек в белом кимоно с синей кожей, длинными чёрными волосами, двумя рогов на лбу и острыми зубами чёрного цвета. Считалось, что Ао-андон может появиться ближе к утру, когда окончится рассказ последней истории и будет потушена лампа; если это произойдёт, то история, рассказанная последней, может случиться на самом деле. Поэтому во время игры многие участники выходили из неё перед рассветом, покидая собравшихся, или же по взаимному согласию останавливались на 99-й истории из страха перед появлением призрака. Имя «Ао-андон» возникло от андона, традиционной японской лампы-фонарика, которая специально обёрнута синей бумагой-васи, чтобы создать «зловещий» свет для поддержания соответствующего антуража игры. Амэ-фури-кодзо — дух дождя. Предстает в виде ребенка, накрытого старым зонтом и несущего в руках бумажный фонарь. Любит плескаться в лужах. БАКЭМОНО — сверхъестественные существа японской мифологии. На бытовом уровне слово понимается как «оборотень», однако в научной литературе им обозначается совокупность всех демонических существ японского фольклора и народных верований. Сегодня японцы называют героев своей народной демонологии тремя терминами: «ёкай», «юрэй» и «о-бакэ». Первый, имеющий значение «привидение», «призрак», на самом деле понимается как «нечто странное и чудесное». Ёкай — существа вполне материальные и антропоморфные, хотя их облик чаще всего необычен, более того, именно в этой необычности и заключена особая притягательность ёкай. Неординарность их внешнего вида удивляет и озадачивает: например, у ёкай, обитающего на обочине дороги, только один глаз, а у рокурокуби шея такая длинная, что создается впечатление, будто голова держится на длинном шнурке и существует почти автономно от тела. Все ёкай обитают в строго определенных местах: одни из них живут в реках и никогда не перебираются в море; другие ждут запоздалых путников на горной тропинке и никогда не приближаются к человеческому жилью. Ёкай не ищут встречи с человеком нарочно, они как бы живут своей собственной жизнью, в которую вдруг, случайно вторгается человек. Именно поэтому встреча с неведомым носит в японском фольклоре случайный, незапланированный характер. В море обитают корабль-призрак — фунаюрэй и появляющаяся на морском берегу в женском обличье исоонна; 6. Среди передвигающихся, постоянно меняющих свое местонахождение особенно выделяется лошадь без головы — кубикирэума. Другая группа демонологических персонажей — привидения юрэй — имеет единое происхождение и облик, поскольку это духи умерших. Их цель — появиться перед здравствующим человеком и в той или иной степени вступить с ним в контакт. Согласно синтоизму, души тех, кто умер собственной смертью, сублимируются в духов предков, а тем же, кто принял насильственную смерть, уготована участь стать юрэй. Причем интересно, что независимо от того, кем был умерший при жизни — мужчиной или женщиной, юрэй, становясь своего рода символом неприкаянной души, является в этот мир в женском обличье. Японские привидения не привязаны к конкретному месту обитания. Особый интерес юрэй испытывают к заброшенным домам, старым храмам, полуразрушенным горным лачужкам, где и поджидают запоздалого путника. В отличие от ёкай, как правило, незадачливых, простодушных, легковерных, хотя, бывает, и зловредных, юрэй нередко являются персонажами по-настоящему страшных сказок. Иногда уже сам их облик приводит героя в ужас, ведь у привидения в женском обличье вместо лица может оказаться полупрозрачный шар с одним глазом на подбородке, а то и без глаза вовсе, или вдруг, грациозно взмахнув рукавом, неизвестная красавица оголит свой локоть, а с него будут смотреть, не моргая, целых два или три. Третья группа сверхъестественных существ о-бакэ представлена в основном двумя персонажами — животными-оборотням­ и лисицей и барсуком. Образ лисы-оборотня был заимствован японцами из китайской традиции, где издавна существовал культ лисы. Первоначально лиса-оборотень считалась исключительно демонической силой. Она могла принимать человеческий облик, приближаться к людям и даже жить среди них, насылая порчу и болезнь. Распознать в человеке лису мог часто только даос, хотя оборотень нередко стремился принять и его облик. Однако позднее лиса стала восприниматься как существо, находящее удовольствие в том, чтобы обманывать, жадное и не приносящее необоснованного вреда. Другой фольклорный персонаж — барсук-тануки на самом деле речь идет о енотовидной собаке, однако традиционно в нашей литературе слово «тануки» переводится как «барсук»умеющий превращаться в самые разные предметы: ношеную обувь, старый котелок и даже в луну на сосновой ветке. Японские лисы любят превращаться в молоденьких девушек, однако зачастую их цель — не вступление в связь с человеком, а исключительно сиюминутная выгода: чтоб подвезли на лошади, чтоб удалось стащить рыбки и полакомиться вдоволь, а порой и чтобы подурачить запоздалого путника. Особенно достается от лис тем, кто словом или поступком позволил себе усомниться в лисьей силе или заявил во всеуслышание, что может справиться с лисой. Лисы — большие мастера превращаться и в родственников своих жертв. Однако, как правило, домочадцы быстро обнаруживают подлог, и лиса оказывается пленницей людей. Правда, финал подобного рода историй в большинстве случаев благополучный — лису отпускают, взяв с нее слово больше не появляться в этих местах. Существовало несколько способов избавления от лисьей мороки. Самыми действенными считались прочтение буддийской молитвы и посыпание солью. Соль следовало сыпать вокруг обмороченного, приговаривая: «Уходи, оборотень, прочь! » Удостовериться, оборотень перед вами или нет, можно было с помощью огня. Если огонь подносили слишком близко, лиса тут же принимала свой истинный облик. То же самое случалось с ней и в глубоком сне. Особняком в системе японских сверхъестественных существ стоят черти — оґни, которых можно встретить в лесу, на горе, у реки, в море, а также около человеческого жилья. Считалось, правда, что оґни в большинстве случаев обитают в двух местах: в преисподней и на особом острове, затерянном в океане известном как Они-га дзима — Остров Чертей. Появление оґни в народном искусстве и фольклоре Японии напрямую связано с проникновением буддизма и буддийскими представлениями о рае и аде. Именно поэтому их появление в представлении японцев было связано с огромной, объятой огнем повозкой, на которой черти мчатся за душами почивших недобрых людей. Главная отличительная черта их внешности — цвет кожи: красный, синий, желтый и т. У них плоские лица и огромный рот до ушей. На голове — один или два рога. Нередко на лбу красуется третий глаз. В некоторых случаях вместо пальцев торчат огромные гвозди. Единственная их одежда — набедренная повязка из шкуры тигра или тряпичная — фундоси. В руках — железный прут, заостренный на конце. В японском фольклоре об оґни сложилось двоякое представление. С одной стороны, черти — самые коварные герои сказок, с другой — самые глупые и комичные. Их легче, чем кого-либо, обвести вокруг пальца, наказать и, несмотря на их силу, заставить повиноваться. Многие из чертей имеют свои собственные имена, что придает им большую уверенность и ощущение близости к человеку. Сакура Харуно Вишня Розовласка 1. ­ ­ У Сакуры яркие розовые волосы, большие светло-зелёные глаза и белая кожа. Из-за того, что у Сакуры довольно большой лоб, в прошлом, её часто дразнили, из-за чего Сакуре пришлось прикрывать его челкой. Однако, Ино предложила ей убрать челку, и дала ленточку, чтобы завязать волосы сверху. В первом сезоне Сакура одета в красное платье с разрезами до бедра по бокам, рукавами в три четверти и без вариациязелёные шорты, на правой брючине сумка для кунаев, синие сандалии. На голове синий протектор Конохи. Знак "Мон без мон" присутствует на спине, рукавах и подоле, намекая на её простое, крестьянское происхождение. Спустя три года, Сакура становится гораздо красивее и взрослее. Теперь она носит красную безрукавку с высоким воротником на молнии, и розовый протектор на голове, розовые юбка с разрезами посередине и повязки на локтях, чёрные шорты, высокие сапоги и перчатки. На спине знак "герба". В повседневной жизни под безрукавку одевает белую рубашку и носит синюю юбку. Во время Четвертой мировой войны Ниндзя, Сакура носит стандартную форму шиноби, состоящую из зелёного жилета Чунина, юбки и стандартных сандалий. Позже, она меняет юбку на брюки. Знаменитой чертой Сакуры являются её волосы. В детстве, Сакура узнает, что Саске нравятся девочки с длинными волосами, поэтому она начинает отращивать и ухаживать за своими волосами. Во время Чунин Шикен, Сакура защищает Наруто и Саске, и ей приходится обрезать собственные волосы, чтобы иметь возможность сражаться с вражескими шиноби. Вместе с волосами, она "отрезает" и свой капризный характер, и становится гораздо храбрее и сильнее. Во время тренировок с Тсунаде, было показано, что волосы Сакуры снова отрасли, однако, она вновь отстригает их спустя некоторое время. Спустя какое-то время, на лбу у Сакуры появляется Бьякуго но Ин, так же, как и у её учителя, Тсунаде. Два года спустя после событий Четвёртой мировой войны Ниндзя, у Сакуры всё такая же короткая прическа, за исключением челки, которая теперь лежит набок на левую сторону. Два года спустя после событий Четвёртой мировой войны Ниндзя, Сакура носит красное платье, напоминающее её предыдущую одежду в первой части, обвязанное чёрным поясом, к которому со спины присоединена небольшая сумка. Под платьем носит чёрные шорты, на забинтованной левой ноге носит сумку для кунаев. Также присутствуют чёрные перчатки, на локтях рук и колен ног повязки розового цвета. На ногах одеты сандалии, на голове носит красный протектор Конохи. В свободное время она носит белые штаны и жёлтый свитер, поверх которого одета красная куртка. Также носит сандалии на каблуках, на голове — красный ободок, на шее висит кулон такой же, как у её отцакоторый прячет под свитер. ­ ­ Несмотря на то, что внешне Сакура выглядит спокойной и уравновешенной, в действительности она обладает раздвоением личности данное поведение возникло из-за большой неуверенности в. На самом деле, внутри Сакура раскрывает себя как человека агрессивного и раздражительного. Эта другая личность, «НАСТОЯЩАЯ САКУРА», существует самостоятельно внутри её разума, и в состоянии аннулировать Технику Духовного Переворота, используемую Ино. Иногда, в наиболее напряжённые моменты, Сакура ведёт себя как вторая её личность, и эти моменты со временем становятся всё чаще, поскольку девушка начинает быть всё более уверенной в. В большинстве Сакура является вспыльчивой, властной, импульсивной, упрямой и суровой личностью. Из-за своего темпераментного мышления, она имеет тенденцию бить людей от взрывного гнева не более чем её жертвами обычно бывают Наруто с Саем но иногда несколько придирчивых типов. Также она является относительно доброй, веселой и рациональной. В аниме было показано, что Сакура любит флиртовать использует это в своих интересах: в одном случае это проявилось, когда Наруто пригласил ее в Ичираку-рамен, и она согласилась, если он заплатит за. Проходя первые годы обучения в академии ниндзя, Сакура была очень застенчивой. Часто другие школьники подшучивали над ней из-за её широкого лба, поэтому она прикрывала его чёлкой. Но, не смотря на это, она стала подругой самой популярной и талантливой девочки Ино Яманака. Однажды, во время урока по экебане та сравнила Сакуру с ещё не распустившимся цветком и сказала, что когда придет время расцветать, она может оказаться самым красивым цветком. В аниме, Сакура искала Ино, чтобы пообедать, но видит ее вместе с Шикамару Нара и Чоджи Акимичи, которые незаметно отбирают кусочки пищи у. Любопытно, что они делали, она следовала за ними, и обнаружила, что они приносили еду загадочному ребенку по именем Юта. Сакура видела в Ино опору до тех пор, пока обе девушки не влюбились в Саске, единственного выжившего в кровавой резне из клана Учиха. Сакура призналась девочкам, что любит Саске. Ино скрывала свою любовь к Саске, но Харуно все равно узнаёт о чувствах Ино к Учихе. После этого Сакура и Ино стали соперницами 03. ­ ­ Хенге но Дзюцу "Техника перевоплощения" - техника, с помощью которой можно превратить себя в другой объект. Буншин но Дзюцу "Техника клонирования" - стандартная техникa, которой обучают уже в академии. При этой технике пользователь создает клонов самого. Эти клоны не независимые существа и не могут приносить вреда. Каварими но Дзюцу "Техника замены тела" - техника, при которой пользователь меняет своё тело с телом животного или предметом, который принимает облик пользователя при помощи Хенге но Дзюцу. Кай "Снятие" - Дзюцу, применяемое Шиноби для рассеивания Гендзюцу. При этом пользователь складывает печать Тора и выкрикивает: "Кай". Сакура Фубуки но Дзюцу "Техника вишнёвой бури" - пользователь кидает кунаи с Кибакуфуда, прикрытыми лепестками вишни. Пользователь может кинуть дополнительный кунай с Кибакуфуда, дабы погрузить оппонента во взрыв. При Окашо "Удар расцветающей вишни" - пользователь концентрирует Чакру в своей руке и бьёт оппонента ей с чудовищной силой. Тсутен Кьяку "Болезненная небесная нога" — Тайдзюцу, при котором пользователь в прыжке очень высоко поднимает ногу вверх и ударяет ею противника. При попадании из ноги выпускается большое количество Чакры, что повышает силу удара во много. Если же противник уклоняется от удара, тот наносит очень сильный урон земле, создавая гигантский кратер. После того как пользователь сложил нужные печати, он собирает чакру в своих ладонях. Обычно эту технику используют для лечения, но она годится и для сражения. Сайкан Чушутсу но Дзюцу "Мягкая техника извлечения заразы" - позволяет Ирьёнин извлечь из тела человека яд или какое-либо другое вещество, если это невозможно сделать обычными методами или же подобрать антидот. С помощью сделанного скальпелем чакры разреза повреждённой части, лечащий может вытянуть яд вместе с пропускаемым через тело больного физраствора. С помощью этой техники Сакура излечила Канкуро, отравленного Сасори. Шосен Дзюцу "Техника мистической Руки" - позволяет пользователю лечить раны, концентрируя свою чакру в ладонях. Чем лучше пользователь натренирован, тем сложнее раны он в состоянии лечить. ­ ­ Бьякуго но Ин "Сила ста Печатей" — Фуиндзюцу Харуно Сакуры. Сакура может создать эту печать после сосредоточения Чакры в своём лбу, в течение длительного периода времени. После формирования печати, скорость и сила Сакуры заметно возрастает, а поток Чакры увеличивается. Сакура также заявляет, что эта печать превосходит даже Инфуин Тсунаде. Согласно словам Шизуне, для формирования этой печати необходим абсолютно точный контроль Чакры. Бьякуго но Дзюцу "Техника силы сотни" — Ирьёниндзюцу Тсунаде, которое подвластно лишь тем, кто овладел Нинпо: Созо Саисей. Для этой техники необходимо снятие Инфуин. Тсунаде говорит, что только те Ирьёнин, освоившие эту технику, могут нарушить поставленные ей три правила для Ирьёнин. При ее использовании, по всему телу Тсунаде появляются татуировки. При этом ее раны залечиваются вдвое быстрее чем при предшественнике этой технике. Например урон от гигантского меча был исцелен в считанные секунды. Энкаку Чию "Отдалённое исцеления" — Нинзюцу, используемое Катсую. При этом Катсую использует Катсую Дай Бунретсу, тем самым распадаясь на множество слизней. Затем эти слизни прикрепляются к людям и с помощью чакры партнёра исцеляют. Кеккай Шишо Фуджин "Четырёхугольный запечатывающий барьер" - выполняется с четырьмя отдельными свитками и образцом крови, подобной необходимой для Кучиёсё но Дзюцу, использовать могут только четверо Шиноби одновременно. Сакура Харуно Вишня Розовласка 1. Джин и его способности. Если вы маг, то пишите какой магией обладаете. Что для тебя жизнь? If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please. Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста.



 
00237
В освоении новой техники Вы поступаете так:
изучаете инструкцию
просите кого-нибудь помочь
полагаетесь на интуицию
© 2005 — 2016 «uralvision.ru» Документы на все случаи!